Прощай "Мир"


23 марта 2001 года была затоплена советская орбитальная станция Мир Орбитальная станция «Мир». Цифры и факты
К.Э.Циолковский считал выход человечества в космос закономерным этапом эволюции разумной жизни. Первые шаги на этом этапе сделала наша страна. Мы первыми отправили человека в космос и первыми перешли от эпизодических пилотируемых полетов к постепенному обживанию околоземного космического пространства, превращению его в постоянное рабочее место. И в этом особая роль принадлежит ОС «Мир».


Стройка в космосе
Станция была выведена на орбиту 20 февраля 1986 г. Выведение осуществлялось с помощью РН «Протон», которая стартовала с космодрома Байконур в 00:28:23 ДМВ. «Мир» тогда фактически представлял собой Базовый блок (ББ) для последующего построения многоцелевого постоянно действующего пилотируемого комплекса модульного типа. Такое построение позволяло делать гибкими не только программы научных исследований, но и процессы поиска инженерно-конструкторских решений по дальнейшему дооснащению новой станции. Станция «Мир» стала логическим продолжением программы поэтапного обживания человеком околоземного космического пространства. Она вобрала в себя весь опыт своих предшественниц, особенно станций «Салют-6» и «Салют-7».
Главной задачей на первом этапе полета новой станции было провести испытания элементов конструкции, бортовых систем, аппаратуры и оборудования, проверить различные режимы управления станцией, отработать взаимодействие с наземными службами. Космонавтам предстояло установить на штатные рабочие места многие приборы, которые при запуске станции были упакованы и закреплены в стенных шкафах, и то оборудование, которое должны были привезти к ним грузовые корабли.
В то время, да и сейчас тоже, можно было услышать высказывания, что «Мир» поторопились запустить в качестве подарка к XXVII съезду КПСС, поэтому мол «выпихнули» в космос пустую «банку», а уже потом на орбите стали оснащать ее необходимыми приборами и оборудованием. Повод для таких высказываний был, поскольку в то время все старались встречать съезды трудовыми успехами, да и в сообщении ТАСС прямо говорилось, чему посвящено новое достижение советской космонавтики. Но по существу надо сказать, что грузоподъемность ракеты-носителя имеет свои ограничения. Масса ББ (20.9 т) уже была близка к той предельной, которую «Протон» мог вывести на низкую эллиптическую орбиту. А дальнейшее маневрирование в космосе «Мир» осуществлял уже с помощью своих двигателей. Кстати, именно полученный опыт последовательного дооснащения станции сейчас используется при создании МКС.
13 марта 1986 г. к «Миру» стартовал первый экипаж – Леонид Кизим и Владимир Соловьев. Они прибыли на борт новой станции 15 марта. В ходе полета экипаж впервые осуществил межорбитальный перелет на другую станцию – «Салют-7». Там космонавты выполнили научные эксперименты, завершив программу работ на ней. Затем Кизим и Соловьев вернулись обратно на «Мир», захватив с собой около 300 кг научной аппаратуры. В том числе полуавтоматическую электрофоретическую установку «Робот», ультразвуковой кардиограф «Аргумент», многозональный спектрометр МКС-М, широкоформатный топографический фотоаппарат КАТЭ-140, видеокомплекс «Нива», технологический прибор «Пион-М», биотермы и т.д.

В апреле 1987 г. к ББ пристыковался первый из научных модулей – астрофизический модуль «Квант». Заметим, что строительство станции шло не без трудностей. Стыковка «Кванта» удалась только со второй попытки, а стягиванию помешал посторонний предмет, вклинившийся между модулем и ББ. Чтобы избавиться от него (это оказался мешок с отходами), потребовался выход в открытый космос.
В декабре 1989 г. станция пополнилась еще одним модулем. Им стал т.н. модуль дооснащения «Квант-2». Он тоже стыковался со второй попытки, а его автономный полет принес немало волнений. Дело в том, что после выведения на орбиту одна из двух солнечных батарей (СБ) модуля не смогла полностью раскрыться. Это не только привело к дефициту электроэнергии, но и сказалось на инерционных характеристиках КА.

Внекорабельная деятельность
Раньше это называлось более просто и понятно – выходы в открытый космос. Они присутствовали в программе работы почти каждой основной экспедиции на станции «Мир». За все время ее полета совершено 75 выходов на внешнюю поверхность станции и 3 выхода в разгерметизированный модуль «Спектр», которые по своей сложности приравниваются к выходам в открытый космос. Суммарная продолжительность всех этих 78 выходов составляет 359 часов 12 минут. В них участвовали 29 советских/российских космонавтов, 3 астронавта США, 2 – Франции и 1 – ЕКА (гражданин Германии).

Кроме того, два выхода на внешнюю поверхность «Мира» совершено из американского корабля «Атлантис», когда он был пристыкован к нашей станции. В одном из них участвовал российский космонавт Владимир Титов, входивший в состав экипажа.
Максимальное количество выходов у Анатолия Соловьева – 16, общей продолжительностью 77 часов 46 минут. Следующие за ним Сергей Авдеев и Александр Серебров по 10 раз выходили в открытый космос. Кстати, за 10 выходов Серебров был занесен в книгу рекордов Гиннесса.
Во время выходов выполнен огромный объем разнообразных работ: научно-исследовательских, испытательских и ремонтных. Так, в 1990 г. А.Викторенко и А.Серебров испытали в реальных условиях средство автономного передвижения космонавта, удаляясь от станции на десятки метров.
В результате монтажных работ экипажей в открытом космосе появились заметные конструктивные изменения на внешней поверхности «Мира».
В 1987 г. Юрий Романенко и Александр Лавейкин установили на ББ третью, дополнительную СБ. В 1991 г. Виктор Афанасьев и Муса Манаров смонтировали на ББ космический «подъемный кран» – телескопическую грузовую стрелу и испытали ее работоспособность. С тех пор она стала незаменимым средством для транспортировки грузов и космонавтов к месту работ. Но одна грузовая стрела не могла обслужить все модули такой сложной орбитальной станции, поэтому в 1995 г. на противоположной стороне ББ Юрий Онуфриенко и Юрий Усачев установили вторую стрелу.
В 1991 г. Анатолий Арцебарский и Сергей Крикалев собрали из стержневых элементов 20-секционную ферму «Софора» («Ферма-1») длиной 14 м. Для жесткой фиксации элементов использовался эффект памяти формы материала. С помощью монтажной платформы ферма была закреплена на модуле «Квант» и установлена под углом 79° к продольной оси станции «Мир». На вершине этой фермы в 1992 г. А.Соловьев и С.Авдеев смонтировали выносную двигательную установку. Эта установка обеспечивала управление станцией по крену, и после полной выработки топлива в 1998 г. Талгат Мусабаев и Николай Бударин заменили ее на новую.
На станции «Мир» появлялись и другие ферменные конструкции. Так, в 1993 г. рядом с «Софорой» Василий Циблиев и Александр Серебров собрали из трансформируемых ячеек ферму «Рапана» («Ферма-2») длиной 6 м. В 1996 г. Ю.Онуфриенко и Ю.Усачев сняли «Рапану» и на ее место поставили ферму «Стромбус» («Ферма-3»), допускающую многократное развертывание и складывание. Затем «Рапана» была установлена на «Стромбус», их общая длина составила 11.5 м. В 1998 г. «Стромбус» и «Рапану» пришлось убрать, так как они мешали складыванию фермы «Софора» при замене выносной двигательной установки.
В 1995 г. появилась СБ на модуле «Квант». Ее перенесли с модуля «Кристалл» Владимир Дежуров и Геннадий Стрекалов. Год спустя вторую солнечную батарею на «Кванте» установили Ю.Онуфриенко и Ю.Усачев.
Многие выходы были посвящены установке и снятию научной аппаратуры.
Стыковки, стыковки…
К станции «Мир» совершили полеты и стыковались с ней 100 советских/российских КА. В их числе один пилотируемый корабль серии «Союз Т», один беспилотный и 29 пилотируемых кораблей серии «Союз ТМ», 18 автоматических грузовых кораблей серии «Прогресс», 43 – серии «Прогресс М» и 3 – серии «Прогресс М1», 5 модулей («Квант», «Квант-2», «Кристалл», «Спектр» и «Природа»).
В феврале 1995 г. к станции «Мир» впервые подлетел КК другой страны – американский шаттл «Дискавери». Между кораблем и станцией оставалось всего 11 м. Но стыковка тогда не предусматривалась, и экипажи могли приветствовать друг друга только через иллюминаторы.

В июне того же года другой шаттл – «Атлантис» осуществил первую стыковку американского корабля с российской станцией. Еще шесть рейсов со стыковкой выполнил этот корабль, и по одному разу причаливали к российской станции корабли «Дискавери» и «Индевор».
Всего за время полета станции «Мир» было осуществлено 142 стыковки, включая перестыковки кораблей и модулей с одного узла на другой. Наиболее интенсивно пришлось работать осевым стыковочным узлам на переходном отсеке ББ и на модуле «Квант».
Она была международной
Первый международный экипаж работал еще на станции «Салют-6». Это было в марте 1978 г. Международные экипажи летали и на станцию «Салют-7». Но эпизодические посещения иностранными космонавтами тех наших станций ни в какое сравнение не идут с широкими масштабами международного сотрудничества, которое развернулось на ОС «Мир».
Из 104 человек, побывавших на станции «Мир», 62 – это иностранные граждане, представители 11 стран и ЕКА. 18 человек побывали на станции дважды. По три раза здесь были Сергей Авдеев, Виктор Афанасьев, Александр Калери и американец Чарлз Прекурт. Четыре полета на станции «Мир» совершил Александр Викторенко, и больше всех – пять полетов – Анатолий Соловьев.
На станции «Мир» проведено 28 длительных, основных экспедиций, в составе экипажей которых работали 35 российских космонавтов, 7 астронавтов США и по одному от ЕКА и Франции.
С 24 марта 1996 г. по 8 июня 1998 г. астронавты США постоянно находились на ОС «Мир». Их суммарное время работы в составе экипажей основных экспедиций – 942 суток 06 часов 15 минут.
Совместно с основными экспедициями на станции «Мир» работало 16 экспедиций посещения длительностью от недели до месяца. Из них 15 были международными с участием представителей Сирии, Болгарии, Афганистана, Франции (5 экспедиций), Японии, Великобритании, Австрии, Германии (2 экспедиции), ЕКА и Словакии.
Кроме того, осуществлены девять экспедиций посещения с помощью американских шаттлов, во время которых на станции побывали 37 астронавтов США (и еще 6 астронавтов оставались для длительной работы в составе экипажей основных экспедиций), 1 астронавт Канады, 1 – ЕКА, 1 – Франции и 4 космонавта России.
Полеты иностранных граждан не были самоцелью. Они имели свою, национальную программу исследований, вносили свой вклад в пополнение арсенала научной аппаратуры на борту станции. Этой аппаратуры скопилось на борту «Мира» 11.5 т, а в ее создании участвовали 27 стран, т.е. даже те, кто и не собирался посылать туда своих космонавтов.
Таким образом, с полным основанием можно считать, что станция «Мир» стала международной пилотируемой космической станцией.
Рекордные полеты
Начиная со станции «Салют-6» советская космонавтика прочно заняла лидирующие позиции в области длительных пилотируемых полетов. Постепенно наращивая длительность орбитальных вахт, наши космонавты неоднократно устанавливали новые мировые рекорды. Высшее достижение, которое было достигнуто до запуска «Мира», равнялось 237 суткам. Его установили Леонид Кизим, Владимир Соловьев и Олег Атьков во время полета «Салюта-7».
В ходе эксплуатации станции «Мир» установлен целый ряд новых абсолютных мировых рекордов. В 1987 г. абсолютным мировым рекордсменом по продолжительности непрерывного пребывания человека в условиях космического полета стал Ю.Романенко. 326 суток 11 часов 38 минут – таким был его результат. Через год этот результат превысили Владимир Титов и Муса Манаров, пролетавшие 365 суток 22 часа 39 минут. А с 1995 г. рекорд принадлежит Валерию Полякову – 437 суток 17 часов 58 минут! В течение одного этого рекордного по длительности полета он работал в составе экипажей трех основных экспедиций. Экипажи менялись, а он оставался на станции.
Валерий Поляков стал тогда и абсолютным мировым рекордсменом по суммарному времени пребывания в космосе, набрав за два полета 678 суток 16 часов 33 минуты. Но в 1999 г. его достижение превысил С.Авдеев, космический налет которого после третьей командировки на «Мир», которая продолжалась 379 суток 14 часов 51 минуту, составил 747 суток 14 часов 12 минут.
Среди женщин мировой рекорд длительности космического полета в 1995 г. установила Елена Кондакова с результатом 169 суток 05 часов 22 минута. А на следующий год американка Шеннон Люсид, благодаря полуторамесячной задержке со стартом шаттла, который должен был вернуть ее на Землю, пролетала 188 суток 04 часа 00 минут, установив таким образом новый мировой рекорд.
Если же говорить о наиболее длительных полетах иностранных астронавтов (хотя официально такие рекорды не регистрируются), то Шеннон Люсид занимает здесь второе место. Ее немного опережает француз Жан-Пьер Эньере с результатом 188 суток 20 часов 16 минут. А на третьем месте астронавт ЕКА немец Томас Райтер, пролетавший 179 суток 01 час 42 минуты.
Надо также отметить, что 15-летний полет ОС «Мир» – это тоже мировой рекорд. При этом суммарная длительность участков ее полета в пилотируемом режиме составила 4591 сутки (12 лет 7 месяцев!). А с 8 сентября 1989 г. по 28 августа 1999 г. станция постоянно была обитаемой.
Драмы на орбите
Освоение космоса, обживание его человеком – это длительный и сложный процесс, связанный с немалым риском, порой и с драматическими событиями. Случались такие ситуации и на станции «Мир».
Не всегда гладко проходили стыковки модулей и кораблей. Так, в 1994 г. дважды отказывался идти к станции ТКГ «Прогресс М-24». Оставалась третья, последняя попытка. Телеоператорный режим управления (ТОРУ) тогда еще был на стадии первых экспериментов. Это сейчас его регулярно используют как резервный, и космонавты при необходимости запросто переводят управление из автоматического режима в ручной. А тогда так делать еще и не пробовали, поэтому вопрос стоял об использовании в чистом виде: или автоматика, или ТОРУ. После долгих колебаний предпочтение отдали ТОРУ. И Юрий Маленченко аккуратно привел грузовик к причалу станции.
В 1990 г. был поврежден выходной люк шлюзового отсека модуля «Квант-2». Космонавтам пришлось оставить этот отсек разгерметизированным и шлюзоваться в резервном отсеке. Отремонтировать люк удалось только через полгода.
Но особенно напряженным был 1997 год. В феврале на станции обе установки по производству кислорода основной системы «Электрон» вышли из строя. Пришлось перейти на резервную систему получения кислорода с помощью твердотопливных генераторов – кислородных шашек. 23 февраля загорелась одна из шашек. Отсеки стало заволакивать дымом, так что пришлось надеть противогазы. Но космонавты не растерялись и за полторы минуты ликвидировали очаг возгорания. Валерий Корзун и Александр Калери за это были удостоены почетных наград пожарной службы России.
Немало неприятностей приносили утечки теплоносителя из трубопроводов системы терморегулирования. Поиск образовавшихся негерметичностей в труднодоступных местах требовал кропотливой работы. Шаг за шагом космонавты исследовали участки трубопроводов, отключая их от общего контура. После отключения контуров в ББ и модуле «Квант» температура в отсеках стала повышаться. Особенно жарко было в Базовом блоке – порой до 36°. Но экипаж продолжал работать, восстанавливая нормальные условия для жизнедеятельности.
Самым драматичным для станции «Мир» стал день 25 июня 1997 г. При отработке стыковки с использованием ТОРУ с дальних дистанций грузовой корабль «Прогресс М-34» столкнулся с модулем «Спектр», сломал одну из солнечных батарей и нарушил герметичность самого модуля. Создатели станции предусмотрели такую ситуацию еще более четверти века назад. Если лимит времени у экипажа не превышает пяти минут, надо срочно покидать станцию. В данном случае на эвакуацию оставалось почти полчаса. Разгерметизированный модуль изолировали, и экипаж в составе Василия Циблиева, Александра Лазуткина и американского астронавта Майкла Фоэла продолжал работу на станции. Таким образом была наглядно продемонстрирована высокая степень живучести ОС «Мир».
Сбои в работе компьютеров, падение напряжения в бортовой электросети, потеря станцией ориентации… С такими ситуациями достаточно быстро научились бороться и воспринимали их без какого-либо драматизма.
Ремонтопригодность стала одним из важнейших достоинств ОС «Мир». Это было предусмотрено еще на этапе проектирования. Благодаря налаженной системе ремонтно-профилактических и восстановительных мероприятий, уже спустя полгода после столкновения космонавты, побывавшие на станции, отмечали ее прекрасную работоспособность и то, что она может эксплуатироваться еще не один год. Для жизни и деятельности экипажей на борту есть все необходимые условия. Такой же вывод сделал и первый руководитель полета станции «Мир», ныне заместитель генерального конструктора РКК «Энергия» Валерий Рюмин, посетивший станцию «Мир» с инспекционным визитом на американском шаттле «Дискавери» в июне 1998 г.
«Мир» и МКС
Станция «Мир» стала настоящим летным полигоном для испытаний в реальных условиях многих технических решений и технологических процессов, используемых на МКС. Во многом благодаря «Миру» роль России в этом проекте сразу же стала одной из ведущих.
Впервые в мировой практике именно на станции «Мир» был реализован модульный принцип строительства на орбите космических сооружений больших габаритов и масс, который лег в основу МКС. Только в России к тому времени была практически решена проблема длительных пилотируемых полетов, в том числе и ее медико-биологические аспекты, что позволяло космонавтам без ущерба для здоровья переносить многомесячное воздействие невесомости. И только Россия имела в своем распоряжении действующую постоянно обитаемую орбитальную станцию, на которой можно было в реальных условиях осуществлять практическую подготовку экипажей к будущей работе на МКС.
Совместные полеты на станции российских космонавтов и иностранных астронавтов позволили приобрести опыт одновременного выполнения нескольких международных научных программ интегрированным экипажем. А полеты с участием шаттлов позволили провести отработку технологии совместного управления пилотируемыми космическими объектами двух стран из двух центров управления – российского в подмосковном Королеве и американского в Хьюстоне.

В конце 1990-х годов на станции начались многочисленные проблемы с выходом из строя различных приборов и систем. Через некоторое время правительство РФ, ссылаясь на дороговизну дальнейшей эксплуатации, несмотря на многочисленные проекты спасения станции, приняло решение затопить «Мир». 23 марта 2001 года проработавшая в три раза дольше первоначально установленного срока станция была затоплена в специальном районе в южной части Тихого океана, рядом с островами Фиджи.
ОК оказал существенное влияние на концепцию создания МКС. «Станция «Мир», – говорит генеральный конструктор РКК «Энергия» Ю.П.Семенов, – заложила классический подход к созданию таких орбитальных комплексов. Это, прежде всего, модульность. Затем адаптация к изменениям задач в ходе полета в течение всего срока эксплуатации. То есть она не была незыблемой конструкцией, а могла менять свою конфигурацию, могла решать новые задачи. И, наконец, ремонтопригодность. Эти три основные принципа приняты и на МКС».
ОС «Мир» – это выдающееся научно-техническое достижение конца ХХ века. По своей значимости она перешагнула национальные границы и стала достоянием не только России, но и всего мирового сообщества.
  • +5
  • 22 марта 2010, 06:08

Комментарии Вконтакте (0)

Комментарии (0) свернуть / развернуть

Зарегистрируйтесь, чтобы написать комментарий и получить доступ ко всем возможностям.